Дифференциальный диагноз псориаза с волчанкой

Номер патента: 1411617

(51)4 6 01 М ПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕ Й Осследовательскийнститут Новицкий ные и венериче284 в 2. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ СССРПО ДЕЛАМ ИЗОБРЕТЕНИЙ И ОТКРЫТИЙ К АВТОРСКОМУ СВИДЕТЕЛЬСТВУ(54) СПОСОБ ДИФФЕРЕНЦИАЛ ЪНО ДИАГНОСТИКИ ПСОРИАЗА И ДИСК ИДНОЙ КРАСНОЙ ВОЛЧАНКИ(57) Изобретение относится к медицине, а именно к дерматологии. Для повышения точности диагностики на участок кожи накладывают пластинку из диэлектрика и слегка смещают. Поверхность диэлектрика обрабатывают проявляющей смесью. При точечном изображении следов диагностируют псориаз, а при точечном изображении следов на тем ном фоне диагностируют дискоидную красную волчанку..(т( . Ч) п)н) Гсх)е:( (г К( (т В. )(;Л ,)4 3 Н Тир( 847:)и)с)л.)(сп).)ш)г хигнат) (,(,(.(.,( , ) )Врл) вин ч. ); П3(35 .Чоган;), Ж (3, )у.) ;и) (3).( )1 с)( ) . ), У )(, , .х) » ),Изобретение относится к медицине, а именно к дерматологии.Цель изобретения — повышение точности способа.Способ осушествляют следующим образом.На исследуемый участок кожи накладывают диэлектрик в виде полистироловой пластинки, слегка надавливают и производят тре ние смещением до 1 — 2 мм параллельно ко, же. Затем поверхность диэлектрика обра батывают проявляюшейся смесью, состояшей из Тонера 4 — 1 и носителя ОН — 11 в соотношении 1,5:100,На поверхности диэлектрика появляется изображение зарядов.При точечном изображении следов диагностируют псориаз, а при точечном изоб ражении следов на темном фоне диагности-руют дискоидную красную волчанку.Пример 1. Диагноз: псориатический процесс в стадии обострения. На коже выраженные воспалительные явления с экссудацией. Клинически очаги поражения сходны с экземой.11 а трибограмме определялись точечные неоднородности, что свидетельствует о наличии псориаза. Пример 2, Диагноз: псориатический очаг, в стадии регресса. На коже выраженные очаги воспаления. На трибограмме определялись точечные неоднородности на темном фоне кожи, что свидетельствует о наличии красной дискоидной волчанки. Дальнейшее клиника-морфологическое исследование подтверждено этими данными.Таким образом, предлагаемый способ позволяет повысить дифференциальную диагностику псориаза от дискоидной красной волчанки и соответственно правильно и вовремя начать соответствуюшее каждому заболеванию лечение15 Способ дифференциальной диагностики псориаза и дискоидной красной волчанки, отличающийся тем, что, с целью повышения точности способа, исследуют трибоэлектрические следы кожи на диэлектрике и при точечной неоднородности следов диагностируют псориаз, а при точечной неоднороднос. ти следов на темном фоне диагностируют красную вол ч а н ку.

БЕЛОРУССКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ КОЖНО-ВЕНЕРОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

ЖУКОВ ВАЛЕНТИН ВАСИЛЬЕВИЧ, НОВИЦКИЙ АНАТОЛИЙ САВЕЛЬЕВИЧ

. красная волчанка, длительность заболевания 18 лет, Патологический процесс представлен на коже волосистой частиголовы, лица, ушных раковин очагами эритемы, фолликулярным гиперкератозом, глубокой атрофией, В результате проведенного лечения в очагах поражения эритемы инфильтрация значительно уменьшилась. О положительной динамике процесса говорит коэффициент К оценки:До начала лечения К = 3 12,3;В конце лечения К = 79,2;Полной ремиссии не наступило, Больному рекомендовано продолжить лечение амбулаторно.П р и м е р 2, Диагноз: диссеминированная красная волчанка. Длительность заболевания 8 лет. Кожный процесс представлен на коже лица, плечевого пояса очагами эритемы с фолликулярным гиперкератозом и рубцовой атрофией в центре. На фоне.

. плотности, распадающихся клеток 87 о,», волчаночных клеток нет, имеется О, о волчаночных телец. Титры антител к денатурированной ДНК 1:40, к нативной ДНК отрицательная реакция. СОЭ 55 мм/ч, С — реактивный белок положительный .Подозревается системная красная волчанка.На 21 день болезни появился артрит 4 О мелких суставов рук, симптомы эндомиокардита. Повторный анализ состояния лимфоцитов периферической крови показал нарастание изменений содержание ДНК в лимфоцитах крови еще более снизилось 271,6 единиц оптической плотности, Распадающих ся клеток 83 Я. Уровень комплемента значительно снижен (7,55 ед. СН 5 о), обнаружено 34 волчаночных телец. Биопсия кожи показала изменения, типичные для СКВ: отложение иммуноглобулинов в.

. в табл. 1,При анализе индивидуальных величин исследуемого показателя в группе больных ревматизмом и СКВ оказалось, что у 31 иэ 32 больных СКВ (т,е, 96,8) связывающая способностьд 6 с пролином составила 0,6г/л и более, тогда как у 23 из 25 больных ревматизмом (92;07 О) значения этого показателя были менее 0,6 г/л, Это дало основание испольэовать численное значениесвязывающей способности 1 С с пролином 0,6 г/л как дифференциально-диагностический критерий распознавания рассматриваемых заболеваний. При этом точностьспособа(т,е. процент правильной постановки диагноза у 57 больных СКВ и ревматизмом) составляет 94,7.Сопоставление точности способа-прототипа и предлагаемого способа представлено в табл. 2, 177275751015 20 25 30 35 40 45 50 55 При.

. (цитратную и гепариновую) и вносят в соответствующие лунки по 0,05 мл крови. Добавляют 0,05 мл изотонического фосфатного 5 10 15 20 25 30 35 40 буфера и 0,05 мл 0,2 фраствора НСТ, Плавными круговыми движениями кровь тщательно перемешивают, планшет покрывают фильтровальной бумагой, смоченной в фосфатном буфере, и сверху оргстеклом и ставят в термостат на 30 минут. После инкубации содержимое лунок вновь перемешивают и готовят мазки средней плотности, которые, высушив на воздухе, фиксируют 5 мин в метаноле и красят 7 мин метиловым зеленым. Учет результатов проводят как указано.Воспаление аутоиммунной и бактериальной природы, как типовая патологическая реакция, развивается согласно определенным общим законам независимо от факторов, его.

. что диагностическая специфичность РГПЛ-способа составляет 100, что выше на 25 ИФМ-способа и на 22 ЛТ- способа.П риме р 1. Больная к 26 г поступила в клинику для уточнения диагноза, Жаловалась на боли в суставах, припухлость лучезапястных, правого голеностопного, левого локтевого суставов и проксимального межфалангового сустава Ш палЬца правой кисти, утреннюю скованность в течение 30-40 минут, лихорадку до 37-37,50 С, эритему в области локтевых суставов, выпадение волос; похудение, Больна в течение 6 месяцев. В анализах крови: анемия, увеличение СОЭ, На основании клинико-лабораторных данных проводился дифференциальный диаг ноз между СКВ и РА. Рентгенограмма суставов: остеопороз, сужение суставной щели. РФ (ЛТ-способ) — отрицательный.

По материалам patents.su

И псориаз, и волчанка являются аутоиммунными заболеваниями, которые влияют на кожу человека. Хотя у этих недугов есть общие симптомы, оба они выделены в самостоятельные медицинские единицы. В этой публикации мы внимательно рассмотрим сходства и различия между псориазом и волчанкой, а также симптомы, причины и методы лечения.

Псориаз является хроническим аутоиммунным заболеванием, поражающим кожу человека. Этот недуг заставляет клетки кожи размножаться с аномально высокой скоростью, что приводит к накоплению наростов на некоторых частях тела. Внешне псориаз проявляется в виде чешуйчатых красных пятен, к наиболее часто поражаемым участкам относятся голова, колени и локти.

Лица, страдающие от псориаза, испытывают периодические обострения на протяжении всей своей жизни. Однако, как и при любом другом хроническом заболевании, на смену рецидивам приходит довольно длительная стадия ремиссии, для которой характерны вялотекущие симптомы.

Системная красная волчанка тоже является аутоиммунным заболеванием. Это говорит о том, что ваша иммунная система атакует «подозрительные» клетки организма, которые в действительности таковыми не являются. Вместо того чтобы защищать вас от вирусов и бактерий, наносится удар коже, суставам или внутренним органам. Волчанка, в отличие от псориаза, затрагивает любую часть тела. К сожалению, это хроническое состояние не может быть излечимо полностью, однако определенные медикаменты помогают людям облегчить симптомы и повысить качество жизни.

Волчанка и псориаз имеют некоторые сходства, так как затрагивают одни и те же участки тела. Несмотря на это, между ними есть несколько ключевых различий. Например, волчанка встречается в 5 раз реже, чем псориаз. Оба эти аутоиммунных заболевания становятся явью для миллионов людей по всему миру. Согласно статистическим данным, темнокожие женщины в три раза более склонны к развитию волчанки.

Оба эти заболевания принадлежат к категории аутоиммунных, а это означает, что иммунная система ошибочно атакует здоровые клетки тела. Системная красная волчанка заставляет иммунитет атаковать множественные части тела, включая кожу, соединительные ткани и органы. Псориаз ограничивается нападением на кожу и ногти на руках и ногах. У людей с псориатическим артритом, кроме прочего, наблюдаются неприятные симптомы в суставах.

Врачи до сих пор не знают, что именно вызывает псориаз и волчанку и в какой момент происходит сбой в функциях иммунной системы. Исследователи, занимающиеся изучением данного вопроса, полагают, что существует определенный генетический компонент для развития обоих условий. Также выдвигаются предположения, что конкретный образ жизни или экологические триггеры могут отвечать за возникновение рецидивов. Ни волчанка, ни псориаз не считаются заразными. Невозможно подхватить эти заболевания, просто поздоровавшись с больным человеком за руку

К счастью, ни одно из указанных условий не вызывает рак. Однако некоторые исследования показывают, что псориаз потенциально увеличивает риск развития клеточных мутаций. Иными словами, это заболевание может стать фактором риска для некоторых видов рака. Для облегчения симптомов псориаза и волчанки врачи используют различные виды терапии и лекарственные средства. Это помогает облегчить состояние в случае возникновения обострения. В отличие от псориаза, волчанка может быть потенциально опасной для жизни, так как поражает не только кожу, но и внутренние органы тела.

Симптомы псориаза и волчанки распространяются на все тело, но особенно уязвимыми могут быть кожа и суставы. Хотя псориаз и псориатический артрит причиняют много беспокойства пациентам, как правило, оба эти условия менее серьезны, чем системная красная волчанка. Степень тяжести симптомов варьируется от человека к человеку в зависимости от типа заболевания. К типичным проявлениям недуга относятся красные пятна на коже, шелушение, зуд.

Реже наблюдается появление толстых белых наростов кожи на локтях, коленях и других «грубых» участках тела. Со временем в проблемных зонах могут появляться трещины и кровоточивость. В складках кожи появляются блестящие красные очаги, а в случае обострения симптомов на теле появляются маленькие красные точки. Псориатический артрит добавляет пациенту болезненных ощущений в суставах, особенно на пальцах ног, рук и коленях. При рецидиве симптомы псориаза ухудшаются, во время стадии ремиссии они могут быть очень мягкими и даже исчезать на некоторое время.

Пациенты, имеющие диагноз «системная красная волчанка», испытывают вспышки рецидивов, сменяющихся периодами ремиссии. Симптомы также варьируются от человека к человеку, но могут значительно отличаться даже у одного и того же лица на разных стадиях течения заболевания. Волчанка приносит с собой повышение температуры, усталость, путаницу и проблемы с памятью, головную боль, боль в груди, одышку.

Вы никогда не спутаете ее с псориазом, если заметите на лице сыпь в форме бабочки. Кроме того, системная красная волчанка приносит с собой ломоту в суставах и многочисленные высыпания, особенно после пребывания на солнце. При длительном воздействии холода заболевание дает о себе знать посиневшими или побелевшими пальцами рук или ног.

И псориаз, и волчанка нуждаются в медицинском наблюдении и лечении. Врачи рекомендуют индивидуальную терапию для каждого случая. При псориазе рекомендованы следующие методы: управление стрессом, прием кортикостероидных препаратов, обработка проблемных участков салициловой кислотой, прием витамина D или регулярные солнечные ванны. Кроме того, в зависимости от степени тяжести симптомов, врачи советуют пациентам прием ретиноидов и биопрепаратов и светотерапию.

Во всех случаях псориаза необходимы ежедневная забота о гигиене и увлажнение кожи, а также предотвращение порезов и ожогов. При псориатическим артрите, показаны противовоспалительные и противоревматические препараты, которые помогут справиться с болью и дискомфортом.

При лечении волчанки рекомендованы следующие методы: противовоспалительные лекарственные средства от боли в суставах, кортикостероидные препараты для уменьшения воспалительных процессов, а также иммунодепрессанты и химиотерапия. Последние два способа помогут предотвратить и уменьшить повреждение внутренних органов. Для облегчения симптомов недуга хорошо подходят антиревматические препараты и специфические ингибиторы.

Кроме того, врач предлагает пациентам с волчанкой проявлять особую осторожность при выборе образа жизни. Людям необходимо избегать стрессов, получать адекватный отдых и следить за наличием здоровых продуктов в рационе. В отличие от псориаза, при лечении волчанки врачи рекомендуют избегать воздействия солнечных лучей.

Если вы испытываете какие-либо симптомы псориаза или волчанки, вы должны записаться на прием к врачу, чтобы диагностировать любое из этих состояний. Специалист будет опрашивать вас о течении симптомов, о наличии вспышек рецидивов или о каких-либо известных триггерах.

Когда врачи подозревают системную красную волчанку, они советуют обратиться за консультацией к ревматологу. Этот специалист рекомендует комплексные меры лечения, которые могли бы справиться с симптомами заболевания.

В случаях подозрения на псориаз необходимо обратиться к врачу-терапевту или дерматологу. Жесткие или опухшие суставы, а также любые суставные изменения являются признаками псориатического артрита и должны привести вас прямиком в кабинет к ревматологу.

По материалам fb.ru

Для цитирования: Клюквина Н.Г. Дифференциальный диагноз при системной красной волчанке // РМЖ. 2006. №25. С. 1829

Системная красная волчанка (СКВ) – аутоиммунное ревматическое заболевание неизвестной этиологии, патогенез которого заключается в нарушениях иммунорегуляции, приводящих к гиперпродукции широкого спектра органонеспецифических аутоантител к различным компонентам ядра, что вызывает иммуновоспалительное повреждение тканей и нарушение функции внутренних органов.

СКВ является одним из наиболее тяжелых системных заболеваний соединительной ткани, чаще встречается в возрасте от 20 до 40 лет; около 90% всех заболевших составляют женщины. За последние десятилетия отмечен рост частоты СКВ (достигая 250 случаев на 100 тыс. населения), что обусловлено выявлением латентно протекающих форм и совершенствованием схем лечения. Наряду с этим высокие показатели заболеваемости СКВ могут быть связаны с гипердиагностикой.
Для СКВ характерны многообразие клинических проявлений, вариантов течения и дебютов заболевания, а также вариабельность клинической симптоматики в период болезни, что нередко вызывает диагностические трудности.
СКВ обычно начинается с одного или нескольких следующих симптомов: необъяснимой лихорадки, похудания, анемии, артрита, поражения кожи, феномена Рейно, серозитов, почечной патологии, неврологических нарушений (судороги или психоз), рецидивирующих тромбозов.
Острое течение болезни характеризуется быстрым развитием мультиорганного поражения с вовлечением жизненно важных органов и систем (почек и ЦНС) и высокой иммунологической активностью. Сочетание специфических клинических симптомов и лабораторных маркеров позволяет с большой долей вероятности поставить достоверный диагноз уже на ранней стадии заболевания.
При подостром течении наблюдается волнообразность течения симптомов (лихорадки, артрита, поражения кожи, полисерозита) с периодическим возникновением обострений. Типичная полисиндромная картина появляется через 2–3 года, поэтому на начальных этапах верификация диагноза СКВ затруднена. При данном варианте дифференциальный диагноз в дебюте, как правило, проводится с различными ревматическими (ревматоидный артрит (РА), реактивный артрит (РеА), системные болезни соединительной ткани), кожными и другими заболеваниями.
При хроническом течении длительно превалирует одно или несколько проявлений (дискоидное поражение кожи, артрит, гематологические нарушения, феномен Рейно, незначительная протеинурия, эпилептиформные припадки и др.). Пациенты с подобными моно– или олигосимптомами, как правило, наблюдаются врачами других специальностей – дерматологами, гематологами, нефрологами, неврологами и др. и попадают в поле зрения ревматологов только при появлении развернутой картины СКВ. При хроническом моносимптомном течении окончательный диагноз нередко ставится лишь в процессе длительного наблюдения.
Большое значение для установления диагноза СКВ имеют возраст начала заболевания (молодые пациенты), женский пол, четкая связь с провоцирующими факторами (инсоляция, беременность и роды).
При обследовании молодых женщин даже при наличии отдельных симптомов (тромбоцитопеническая пурпура, лимфаденопатия, гепатоспленомегалия, периферическая нейропатия, эндокардит, миокардит, интерстициальный пневмонит, асептический менингит, поперечный миелит) следует в круг дифференциального диагноза обязательно включить СКВ и при необходимости назначить дополнительные иммунологические тесты – определение антител к ДНК и антиядерных антител (АНА).
Существует около полусотни заболеваний, напоминающих СКВ, особенно в дебюте болезни (табл. 1). Предположить, а впоследствии и подтвердить диагноз позволяет знание характерных особенностей клинической картины и нарушений при СКВ.
Одним из наиболее важных с диагностической точки зрения является поражение кожи, которое встречается у 55–90% больных. Кожные проявления включают эритему в виде «бабочки», подострую кожную красную волчанку, дискоидные элементы, алопецию, панникулит, диффузную ладонную эритему, эритему околоногтевых валиков, сетчатое ливедо и другие. Повышенная чувствительность к солнцу, появление сыпи на открытых участках тела после инсоляции (фотосенсибилизация) присуща 30–60% больных. Поражение слизистых оболочек выявляется у 7–40% больных, обычно в период обострения заболевания. Изменения затрагивают главным образом слизистые полости рта и носа в виде эритематозных участков с геморрагическими вкраплениями и эрозиями слизистой полости рта (энантема), умеренно болезненных язв (афтозный стоматит), белесоватых бляшек неправильных очертаний.
Артриты и артралгии наблюдаются у 80–90% больных в различные периоды болезни; примерно у половины поражение суставов является первым признаком заболевания.
Наиболее часто вовлекаются мелкие суставы кистей, реже поражение затрагивает лучезапястные, локтевые, коленные и другие суставы. Артриты в основном возникают на фоне активности СКВ, носят симметричный характер, характеризуются рецидивирующим течением. Боль и скованность наблюдаются значительно чаще, чем объективные признаки поражения суставов. Утренняя скованность непродолжительна и наряду с воспалительными изменениями быстро регрессирует на фоне противовоспалительной терапии. Деформация суставов развивается относительно редко (приблизительно в 10% случаев), частота эрозивных артритов составляет около 4–6%.
Поражение скелетной мускулатуры (миалгии, повышенная чувствительность мышц, мышечная слабость, атрофия) встречается в период обострения заболевания, однако не является специфичным. В ряде случаев поражение мышц при СКВ практически не отличается от такового при классических идиопатических воспалительных миопатиях. Имеются данные о нередком (до 30%) развитии синдрома фибромиалгии.
Поражение респираторной системы наблюдается более чем у половины больных СКВ, при этом в патологический процесс вовлекаются практически все компоненты, включая верхние дыхательные пути, паренхиму легких, плевру, сосудистую систему и дыхательные мышцы. Плевриты диагностируются у 40–60% больных, как правило, в сочетании с другими проявлениями, но могут встречаться и изолированно в дебюте заболевания. Выпот чаще двусторонний, объем небольшой или умеренный, по характеру представляет собой экссудат. Люпус–пневмонит развивается обычно в период обострения, наряду с вовлечением других органов и систем. Клиническая картина нередко ограничивается выраженной одышкой, болью в грудной клетке, сухим кашлем, может встречаться кровохарканье.
Частота легочной гипертензии (ЛГ) составляет от 5 до 14%. В большинстве случае признаки ЛГ появляются через несколько лет после начала СКВ и имеют тенденцию к постепенному прогрессированию. ЛГ может быть обусловлена тромбоэмболиями легочных артерий (ТЭЛА), которые встречаются у 5–12% больных СКВ и, как правило, вследствие вторичного АФС.
Тяжелые обструктивные изменения нижних дыхательных путей развиваются редко; нарушения дыхательных тестов зарегистрировано приблизительно у 10% больных.
Патология сердечно–сосудистой системы представлена в первую очередь перикардитом (25–50% случаев), при частом рецидивировании которого развиваются массивные спайки. Миокардит обычно наблюдается у больных с высокой степенью активности. Поражение эндокарда выявляется довольно часто благодаря современным инструментальным методам диагностики; преимущественно изменения затрагивают митральный клапан, реже – аортальный и трикуспидальный. Гемодинамически значимые пороки при СКВ развиваются редко (в основном при сочетании СКВ и АФС). Примерно у 10% больных наблюдаются клинические проявления атеросклероза: стенокардия, инфаркт миокарда, поражение мозговых или периферических артерий.
Поражение почек крайне разнообразно и выявляется у 35–90% больных. У подавляющего большинства волчаночный нефрит развивается в течение первых 5 лет от начала заболевания, у 3–10% больных поражение почек может быть первым проявлением СКВ. Почечная патология разнообразна и варьирует от стойкой невыраженной протеинурии и микрогематурии до быстропрогрессирующего гломерулонефрита и терминальной стадии почечной недостаточности.
В зависимости от тяжести клинической картины, течения, прогноза выделяют несколько вариантов волчаночного нефрита: активные формы (быстропрогрессирующий волчаночный нефрит, нефрит с нефротическим синдромом, нефрит с выраженным мочевым синдромом) и нефрит с минимальным мочевым синдромом (или субклиническая протеинурия). Острые и активные формы нефрита развиваются в молодом возрасте, старшему возрасту свойственно более спокойное течение. Диагностические трудности вызывают больные с поражением почек без иммунологических и морфологических признаков СКВ в первые годы заболевания.
Симптомы поражения нервной системы отмечаются у большинства больных на разных стадиях заболевания и представлены практически всем спектром неврологической сипмтоматики. Поражение ЦНС может доминировать в клинической картине, в том числе и в дебюте заболевания.
Неврологические проявления при СКВ включают мигрень, транзиторные ишемические атаки, инсульты, эпилептические припадки, хорею, миелопатию и другие проявления. Первичная мигрень при СКВ характеризуется рефрактерностью к эрготамину, b–адреноблокаторам, анальгетикам и трициклическим антидепрессантам; хорошие результаты дает назначение глюкокортикоидов (ГК).
Наиболее частым вариантом цереброваскулярных нарушений являются транзиторные ишемические атаки (ТИА) в каротидном (джексоновские эпилептические припадки, пирамидные симптомы, нарушения речи) и/или вертебро–базилярном (головокружения, нистагм, диплопия, тошнота, рвота) бассейнах. Инсульты возникают реже и, как правило, вызваны вторичными патогенетическими механизмами (наличие антифосфолипидных антител (аФЛ), уремия, артериальная гипертензия).
При высокой активности СКВ развивается синдром псевдоопухоли мозга (внутричерепная гипертензия без очагового неврологического дефицита), с диффузными головными болями, тошнотой, рвотой, головокружением, заторможенностью. Обследование выявляет застойные диски зрительных нервов.
Эпилептические припадки (генерализованные судорожные, генерализованные бессудорожные, фокальные) наблюдаются у 20–50% больных, обычно в период обострения, но могут на несколько лет предшествовать развернутой картине СКВ. Среди двигательных синдромов экстрапирамидного генеза выделяют хорею, развивающуюся у 1–4% больных, обычно молодого возраста. Миелопатия встречается менее чем в 1% случаев; обусловлена активным заболеванием и наличием аФЛ (за счет ишемического некроза и демиелинизации волокон спинного мозга) или носит вторичный характер (компрессионные переломы позвонков, туберкулез, вирусная инфекция).
Частота периферических невропатий при СКВ варьирует от 2 до 21%. Клинические признаки невропатий обычно нарастают постепенно, на фоне активных проявлений заболевания, редко встречаются в дебюте. Нечастым, но тяжелым проявлением является неврит зрительного нерва, возникновение которого следует заподозрить при резком одно– или двустороннем снижении остроты зрения, полной слепоте, болях в области глазного яблока. Диагноз подтверждается при офтальмологический осмотре, позволяющем также исключить тромбоз сосудов сетчатки.
Психические, нервно–психические и поведенческие проблемы свойственны 10–80% больных СКВ. Психотические состояния описываются у 30–50% больных и включают дезориентацию, зрительные и слуховые галлюцинации, явления аутизма и паранойяльную симптоматику. Острые психозы развиваются на фоне основного заболевания, обычно полностью обратимы, хотя и достаточно тяжелы по течению.
Важное значение для постановки диагноза, оценки активности заболевания и определения прогноза имеют лабораторные показатели.
У больных СКВ, особенно на фоне активности заболевания, регистрируются гемолитическая анемия (7–15%), лейкопения (обычно лимфопения) (50–80%), тромбоцитопения (15–20%). Высокая СОЭ часто встречается при СКВ, но плохо коррелирует с активностью заболевания. Необъяснимое ускорение СОЭ указывает на наличие интеркуррентной инфекции.
Большое значение придается выявлению антител к двуспиральной ДНК, высокие титры которых являются критерием диагноза и отражением активности СКВ.
Практически у всех больных (95%) выявляются антинуклеарные антитела (АНА). При наличии типичных клинических признаков заболевания титры антинуклеарного фактора (АНФ) не столь важны. В то же время пациенты, имеющие высокие титры АНФ, в отсутствие достоверных клинических проявлений СКВ нуждаются в более тщательном обследовании и динамическом наблюдении.
Высокоспецифичны антитела к Sm–антигену, однако они встречаются только у 10–30% больных. Для активной СКВ характерно снижение общей гемолитической активности комплемента (СН50) и его отдельных компонентов (С3 и С4), коррелирующее с активностью нефрита.
У части больных выявляются криопреципитины, циркулирующие иммунные комплексы, а также ревматоидный фактор в невысоких титрах. В 20–70% случаев обнаруживаются лабораторные маркеры антифосфолипидного синдрома (АФС) (антитела к кардиолипинам, положительный волчаночный антикоагулянт, ложноположительная реакция Вассермана).
Диагноз устанавливают на основании клинической симптоматики, данных лабораторных и инструментальных методов исследования и классификационных критериев Американской коллегии ревматологов (АКР) (табл. 2). Для верификации достоверного диагноза СКВ необходимо наличие 4 и более из 11 критериев.
Следует учесть, что диагностические критерии АКР разрабатывались для научных, а не для клинических исследований. Критерии недостаточно чувствительны для диагностики при легком течении заболевания и на ранних стадиях болезни.
Разнообразие симптоматики позволило выделить клинико–иммунологические варианты СКВ.
В пожилом возрасте заболевание часто начинается исподволь, с конституциональных нарушений и неспецифического поражения кожи и суставов. Характерна высокая частота сердечно–сосудистой симптоматики, серозитов, вторичного синдрома Шегрена; редкость тяжелых форм поражения почек и ЦНС; повышенная продукция различных аутоантител. Нередко требуется проведение дифференциального диагноза с синдромом лекарственной волчанки.
В подростковом возрасте в качестве первых симптомов может наблюдаться сочетание полиартрита, генерализованного поражения ретикулоэндотелиальной системы (гепато– и спленомегалия, полиадения), лейкоцитоз.
Мужчины заболевают СКВ в более старшем возрасте по сравнению с женщинами. Клинической картине присущ ряд особенностей: высокая частота почечной патологии и некоторых других прогностически неблагоприятных признаков (судорожные приступы, тромбоцитопения, положительные антифосфолипидные антитела). Суставной синдром не совсем типичен для СКВ: поражаются суставы нижних конечностей; у 25% имеются рентгенологические признаки одно– и двустороннего сакроилеита. Часто встречается дискоидное поражение кожи.
Особым клинико–иммунологическим вариантом СКВ принято считать подострую кожную красную волчанку, характеризующуюся наличием распространенных фоточувствительных папулоскваматозных (псориазоформных) или анулярных полициклических высыпаний. Данный вариант встречается главным образом у мужчин, однако тяжелое поражение почек и ЦНС в данном случае встречается редко.
У 20–30% больных СКВ развивается вторичный антифосфолипидный синдром (АФС), проявляющийся рецидивирующими тромбозами различной локализации, акушерской патологией и рядом других нарушений. Особенностью данного субтипа является возможность дебюта заболевания с симптоматики, обусловленной наличием антифосфолипидных антител (эписиндром, рецидивирующие тромбозы, тромбоцитопения, акушерская патология). Нередко тромботические нарушения выходят на передний план в клинической картине заболевания и являются основной причиной клинической симптоматики, резистентной к иммуносупрессивной терапии.
Дифференциальная диагностика СКВ и других заболеваний должна основываться на тщательном сборе анамнеза, детальном клиническом обследовании, проведении необходимых лабораторных и инструментальных методов диагностики, использовании стандартизированных диагностических критериев. Сходные проявления встречаются при различных состояниях, однако всегда можно обнаружить принципиальные различия и особенности, присущие конкретному заболеванию (табл. 3).
Наряду с верификацией достоверного диагноза, важное значение у больных СКВ имеет установление генеза имеющихся проявлений. Причинами возникновения симптоматики могут оказаться активность основного заболевания, развитие сопутствующей патологии и влияние терапии (табл. 4), что коренным образом влияет на правильный выбор лечебной тактики.
Конституциональные нарушения (слабость, похудание, лихорадка) наблюдаются как в дебюте, так и на различных этапах заболевания. При наличии слабости и утомляемости следует убедиться в отсутствии таких причин ее возникновения, как анемия, гипотиреоз, гипо– и гипергликемия, скрыто протекающие инфекции (в первую очередь вирусные), действие лекарственных препаратов.
Лихорадка на фоне активности СКВ обычно сопровождается другими клиническими проявлениями (поражение кожи, серозит, артрит, цитопении), а при интеркуррентных инфекциях наблюдается озноб и соответствующие лабораторные нарушения (лейкоцитоз, палочкоядерный сдвиг).
Поражение кожи лица при СКВ следует дифференцировать с розовыми угрями, фоточувствительной экземой, контактным и себорейным дерматитом, рожей, сыпью на фоне ГК терапии, полиморфной экссудативной эритемой.
Стойкие моноартриты (особенно нагрузочных суставов – коленных, голеностопных и др.) не свойственны активной СКВ. В подобных ситуациях исключается инфекционный характер процесса и наличие деструктивных изменений (асептический некроз).
Развитие инфекционного эндокардита может напоминать обострение СКВ.
При подозрении на легочные (альвеолярные) геморрагии необходимо исключить сердечную недостаточность с развитием кардиального отека легких и инфекцию.
Изменения в анализах мочи и нарушение функции почек могут быть обусловлены сопутствующими заболеваниями (сахарный диабет, эссенциальная артериальная гипертензия, инфекционные процессы в почках и мочевыводящих путях, лекарственная нефропатия и др.). Нередко лейкоцитурия расценивается как проявление инфекции мочевыводящих путей, что приводит к необоснованному назначению антибактериальных препаратов. При тромбозе почечных сосудов встречается гематурия, не связанная с активным волчаночным нефритом.
Особенно важной представляется дифференциальная диагностика первичных неврологических симптомов, имеющих собственно волчаночное происхождения, и вторичных, развивающихся на фоне метаболических нарушений, побочного действия лекарственных препаратов, сопутствующей инфекции. Дифференциальный диагноз проводят с некоторыми инфекционными заболеваниями ЦНС, опухолями мозга, нейросифилисом, асептическим менингитом, субдуральными гематомами, рассеянным склерозом, лекарственными нейропсихическими синдромами, милиарным туберкулезом.
Симптоматика АФС нередко имитирует активность СКВ.
Появление некоторых клинических симптомов и лабораторных нарушений у беременных связано не с обострением СКВ, а с самой беременностью. Об обострении СКВ в период беременности свидетельствуют воспалительная сыпь, артрит, лихорадка, лимфоаденопатия, лейкопения и увеличение титра антител к ДНК. Алопеция, недомогание, выпот в коленном суставе, мышечно–суставные боли чаще связаны с самой беременностью. Протеинурия может оказаться маркером преэклампсии и признаком обострения волчаночного нефрита.
Корректная оценка клинических проявлений, отражающих активность основного заболевания или наличие сопутствующей патологии, имеет значение для постановки достоверного диагноза. Отдельные симптомы ассоциируются с определенными вариантами течения СКВ и могут являться прогностическими маркерами в зависимости от сроков появления и степени выраженности.
Представленный алгоритм диагностического поиска ставит целью дать ориентировку в решении задач для достижения конечной цели – назначения своевременной и адекватной терапии. Большинство заболеваний можно достаточно точно диагностировать при тщательно собранном анамнезе, детальном анализе клинических симптомов и применении соответствующих методов обследования. В то же время установление диагноза СКВ, особенно на ранних стадиях и при нетипичной картине, нередко представляет собой далеко не легкую задачу, требуя высокой врачебной квалификации для правильной трактовки выявленных симптомов и синдромов.

Литература
1. Насонов Е.Л. «Антифосфолипидный синдром», Москва, издательство «Литтерра», 2004.
2. Сигидин Я.А., Гусева Н.Г., Иванова М.М. «Диффузные болезни соединительной ткани», Москва, «Медицина», 2004
3. Рациональная фармакотерапия ревматических заболеваний. Руководство для практикующих врачей под редакцией Насоновой В.А., Насонова Е.Л., Москва, «Литтерра», 2003
4. Стерлинг Дж. Вест «Секреты ревматологии», Издательство «БИНОМ», 1999.

По материалам www.rmj.ru

В клинической дерматологии дифференциальная диагностика псориаза – несмотря на достаточно специфичные морфологические признаки его классической формы (psoriasis vulgaris) – имеет решающее значение, поскольку есть целый ряд кожных заболеваний с весьма схожей симптоматикой.

В классической форме псориаза высыпания обычно двусторонние и симметричные, вот почему важно провести полное обследование кожи – даже если пациент не обратил внимания на эти повреждения.

С гистологической точки зрения псориаз характеризуется тремя основными особенностями: гиперкератозом (за счет локально ограниченного изменения дифференциации кератиноцитов), инфильтрацией (из-за чрезмерной пролиферации кератиноцитов с образованием воспалительного инфильтрата) и эритемой (вследствие вазодилатации, неоваскуляризации и воспаления). Подробнее см. – Вульгарный псориаз

Среди первых признаков обычного псориаза – появление на коже узелковой сыпи, имеющей красную либо розовую окраску. Такую сыпь называют папулами – ограниченными по площади плотными узелками, сверху которых находятся чешуйки серовато-белого цвета. Эти чешуйки – признак ускоренной кератинизации (ороговения) верхнего слоя кожи – начинают слущиваться сначала на самом верху утолщенного пятна (бляшки), а затем и со всей поверхности высыпаний.

Важно учитывать стадии псориаза, так как на каждой из них высыпания видоизменяются.

Специалисты отмечают, что сложности в диагностике бывают в случаях с обратным псориазом (где отсутствует шелушение), пустулезным псориазом (где появляются стерильные пустулы, и инфильтрация может быть выражена незначительно) и псориатической эритродермией (при которой нет бляшек).

Особенно затруднена дифференциальная диагностика псориаза с другими папулосквамозными и экзематозными заболеваниями кожи, сопровождаемыми гиперкератозом, так как их классификация может вызывать определенные нозологические проблемы, а их этиология и патогенез часто не известны.

Поэтому для правильного диагноза часто недостаточно дерматоскопии и требуется биопсия кожи, дающая гистологическую информацию, которая должна быть соотнесена с клиническими проявлениями и любыми лабораторными данными.

Что учитывают дерматологи при клинической диагностике кожных патологий, и какие отличия экземы от псориаза дают основания поставить правильный диагноз? Причины их возникновения и симптомы. Но с этиологией экземы, как многих дерматологических патологий, все не так просто: ее точной причины никто не называет, а среди версий фигурирует генетика и факторы внешней среды.

Остаются конкретные симптомы: локализация и количество высыпаний, их структура (морфология) и цвет, длительность и интенсивность процесса и т.д.

Экзема обычно проявляется интенсивным пруритом (зудом кожи); опуханием и покраснением кожи с маленькими волдырями или рельефными красными пятнами. Локализация высыпаний – лицо, кожа в сгибах локтевые и коленных суставов (то есть внутри локтей и под коленями), верхние и нижние конечности. В отличие от псориаза, при экземе зуд приводит к приступам неконтролируемых экскориаций (расчесов), осложняемых кровотечением и вторичными бактериальными инфекциями.

Другие симптомы включают потемнение кожи век и дополнительные складки кожи под нижними веками (складки Денни-Moргана) или на ладонях.

Это совсем не похоже на небольшие красные пятна при псориазе, которые постепенно расширяются и покрываются частицами отмерших клеток рогового слоя. А при удалении похожих на воск чешуек выступает кровь.

Однако без дифференциальной диагностики не решить, что у пациента – экзема или псориаз – при следующих двух формах экземы. При дискоидной экссудативной экземе (так называемой монетовидной), которую отличают круглые или овальные пятна (сухие или мокнущие), имеющие четкие границы. Пятна могут поражать любую часть тела, но ноги и ягодицы являются наиболее типичными местами. Патология хроническая с рецидивами и вспышками в зимний период, чаще болеют люди пожилые.

А при дисгидротической экзема, также известной как дисгидроз, с высыпаниями в виде пузырьков на подошвах и ладонях, дифференциальный диагноз должен исключить локализованный пустулезный псориаз с экссудативной сыпью (на тех же участках) с постепенным захватом большой площади кожи.

Хроническая патология кожи – нейродермит, или психогенный дерматит, или простой хронический лишай, – как и псориаз, не связана с экзогенной инфекцией, и заразиться им невозможно.

К слову, из-за отсутствия единой системы в классификации основных заболеваний кожи и врачи, и пациенты сталкиваются с большим количеством синонимов, используемых для описания одних и тех же симптомов…

По мнению специалистов American Academy of Dermatology, псориаз и нейродермит являются заболеваниями, которые очень тесно связаны между собой, однако, в отличие от псориаза, в патогенезе нейродермита дополнительную роль могут играть аллергические факторы.

А симптоматические отличия нейродермита от псориаза состоят в том, что нейродермит начинается с прурита и чаще бывает у взрослых женщин. При этом зуд (наиболее сильный в ночное время) может возникать в любом месте на поверхности тела, но более характерными местами появления покрасневших зудящих пятен считаются участки кожи на запястьях и предплечьях, на задней поверхности шеи, на лодыжках и бедрах, также они могут быть в аногенитальной зоне.

В дополнение к зуду симптомы нейродермита включают изменения кожи в зоне поражения, которые развиваются из-за экскориации. Рельефное шершавое (чешуйчатое) пятно всех оттенков красно-фиолетового цвета появляется по мере расчесывания зудящего места. В центре пораженного участка кожа утолщается и выглядит как кожистое наслоение сероватого или коричневого оттенка (в дерматологии это называется лихенизацией). А по его краям кожа более темная. Как правило, такой очаг один, но бывает и больше.

Вероятность ошибочного диагноза достаточно высокая, поскольку симптомы нейродермита могут быть сходны с симптомами псориаза или опоясывающего лишая. Также необходима дифференциальная диагностика псориаза и диффузного нейродермит (др. названия пруриго обыкновенное Дарье, пруриго диатезическое Бенье, атопический аллергодерматоз) – с более выраженным воспалением кожи, зудом и большей площадью поражения.

А теперь следует перечислить некоторые другие заболевания, похожие на псориаз.

Дифференциальная диагностика псориаза должна проводиться со всеми воспалительными (грибковыми, вирусными или бактериальными) кожными заболеваниями, а также имеющими ряд одинаковых характеристик неопластическими патологиями.

Как отмечают онкологи, болезнь Боуэна (локальная форма плоскоклеточного рака кожи) имеет сходство с легкими формами обычного псориаза при одиночных высыпаний. А псориатическую эритродермию (наименее распространенную разновидность псориаза, чаще поражающую мужчин) можно принять и за токсидермию, и за себорейный дерматит, и за отрубевидный лишай, а также за форму Т-клеточной лимфомы или синдром Сезари.

Создает проблемы диагностика обратного псориаз, так как он обычно локализуется подмышками, в паху, под коленями в складке между ягодицами. В этих случаях нельзя исключать кандидозную опрелость с пустулами, но чтобы подтвердить диагноз, берут мазки на Candida alb. И правильный диагноз в этих случаях позволяет не допустить ошибки в лечении, ведь применение мазей с кортикостероидами противопоказано при грибковых инфекциях.

Среди других заболеваний, похожих на псориаз, дерматологи советуют не пренебрегать красным плоским лишаем – распространенным воспалительным заболеванием со средним возрастом манифестации около 50-ти лет. Типичная локализация поражений кожи (в виде фиолетово-красных плоских папул или бляшек, которые сильно чешутся) – сгибательные поверхности запястья и лодыжки, нижняя часть спины, области шеи и гениталий. На поверхности папул заметны мелкие белые бороздки; как при псориазе отмечается феномен Кебнера. Дифференциальный диагноз включает псориаз, розовый лишай, реакции на фармакологические средства и вторичный сифилис. Так что для подтверждения диагноза нужно делать биопсию кожи и серологические тесты на сифилис.

Когда псориаз поражает только кожу головы (что бывает крайне редко), то его иногда очень сложно отличить от себорейного дерматита. В отличие от псориаза, при себарейном дерматите отпадающие частички ороговевшей кожи имеют явную желтизну на вид и жирность – на ощупь.

Генерализованный пустулезный псориаз является тяжелой формой заболевания, в дифференциальной диагностике которого следует рассматривать аллергическую реакции на лекарственные препараты (с наличием нефолликулярных пустул на покрасневшей и отечной коже лица и в крупных складках тела).

Дифференциальная диагностика псориаза ногтей путем микологического обследования ногтевых пластин и кутикулы проводится с грибковыми заболеваниями ногтей – онихомикозом и паронихией.

По материалам m.ilive.com.ua